Home » Общество » Дело «непьяного мальчика»: моральный вред Алисова не признала, судье заявили отвод

Дело «непьяного мальчика»: моральный вред Алисова не признала, судье заявили отвод

Ольга Алисова, обвиняемая по делу о резонансном ДТП в Балашихе, не признает того факта, что она нанесла родителям сбитого насмерть Алеши моральный вред. Об этом она заявила на очередном заседании.

Вспыли на слушании и несколько любопытных штрихов из биографии подсудимой, например, что она имеет разряд слесаря, а злосчастный автомобиль купила в кредит. Закончилось заседание и вовсе неожиданно — представитель потерпевшего заявил отвод судье.

09702459d32efea218f69d659a298799 Дело «непьяного мальчика»: моральный вред Алисова не признала, судье заявили отвод

О вызове в суд свекрови Алисовой ходатайствовала адвокат подсудимой. Долго разыскивать родственницу Ольги не пришлось — Галина Ивановна по собственной воле ходит почти на каждое заседание, чтобы поддержать невестку.

— Мы с Олей прожили в одной квартире 8 лет. Она прекрасный человек. Мне сделали три операции на ноги, и только Оле я благодарна, что хожу сейчас на своих двоих. Она крутилась между больницей, работой и домом, поставила меня на ноги, — чуть не плакала женщина в зале суда.

Переживания Ольги из-за ДТП свекровь описала так:

«Мы ей корвалол бутылками таскали, Оля не ела не пила все эти дни…»

— Как ваша невестка отреагировала на известие о том, что в крови мальчика нашли алкоголь? — поинтересовалась адвокат подсудимой Наталья Куракина

— Она сразу сказала: «Я в это не верю».

Адвокат Алисовой также попросила приобщить к делу документы, характеризующие ее подзащитную. В числе прочих был диплом, свидетельствующий о том, что Ольга обучалась на слесаря по ремонту промышленного оборудования. По окончанию учебы ей был присвоен 3 разряд. Был в пакете документов и диплом участника легкоатлетического марафона — как выяснилось, в подростковом возрасте подсудимая отстаивала честь родного города на соревнованиях.

Все эти похвальные грамоты окончательно вывели из себя отца погибшего мальчика Романа Шимко. У судьи он поинтересовался:

— Скажите, а вот если бы я насмерть сбил ребенка, мои грамоты от министра обороны, губернатора, другие награды тоже бы помогли мне скостить срок?

Замечание судья обратил в шутку, сказав, что некоторые подсудимые приобщают даже данные об участии их предков в Пугачевском восстании.

Больше всего вопросов свекрови Ольги Алисовой было задано по материальному состоянию их семьи. Связано это было с тем, что на следующем этапе судья должен был рассмотреть гражданский иск на 10 миллионов (компенсация морального вреда) и 61 тысячу (оплата похорон) от Романа Шимко.

— Не знаю, из каких денег Оля будет такие суммы выплачивать, — запричитала женщина. — Она была единственным кормильцем нашей семьи. Из имущества единственная дорогостоящая ее вещь — этот тот самый «Хендай Солярис», да и он был взят в кредит. Родители Оли тоже люди небогатые: мама работает медсестрой, отец перебивается случайными заработками в Москве.

— А можете тогда объяснить, из каких средств вы оплачиваете услуги столь дорогостоящего адвоката? И откуда взялись деньги на коммерческую экспертизу? — опять вспылил Роман.

Но все эти вопросы последовательно снял судья как не относящиеся к делу.

Когда очередь высказать свое отношение к гражданскому иску дошла до Ольги Алисовой, она пояснила, что материальные претензии признает в полном объеме, а вот моральные — нет. Даже частично!

— То есть вам кажется, что в результате ваших действий потерпевшим не были причинены моральные страдания? — уточнил судья.

— Я считаю, что это был несчастный случай, — ответила Алисова.

Тогда судья попросил Роман рассказать о моральном состоянии их семьи после потери ребенка. «Извините, понимаю, что вопрос сложный, но задать его требуют процессуальные нормы».

Выяснилось: после трагедии супруга Романа лечилась в клинике неврозов, до сих пор она наблюдается у психологов. А сам мужчина начал заикаться.

— Я лечился в нескольких военных госпиталях, на руках пока мед карта только из одного. Из остальных заберу в ближайшее время. Сложно передать, что мы сейчас испытываем. Наша жизнь с уходом сына сломалась.

Выслушав все стороны, судья был готов перейти к прениям. Но у представителя Романа Валерия Зубова возникло заявление — он решил потребовать отвода председательствующего. Надо сказать, что это заявление не было неожиданным — о таком решении сторона потерпевших заявила еще на прошлом заседании. Причин для отвода Зубов нашел множество.

Но больше всего потерпевших возмутило, что судья отклонил все их заявленные ходатайства. Напомним, на прошлом заседании они потребовали возвращения дела прокурору для последующего объединением с другим делом по статье «халатность», вызова на допрос эксперта Клейменова, приобщения к делу нескольких независимых экспертных заключений.

Надо сказать, что судья Шекун отклонил не только процессуальные просьбы потерпевшей стороны. Например, во время сегодняшнего заседания адвокат Ольги Алисовой заявила как минимум пять ходатайств. Она просила суд провести повторный следственный эксперимент, назначить повторную автотехническую экспертизу, запросить у оператора запись телефонных переговоров между Алисовой и ее другом, вызвать на допрос представителя администрации Балашихи И на все ходатайства Куракина также получила отказ.

Поэтому когда адвокат обвиняемой услышала заявление об отводе судьи, она его с радостью поддержала. Пожалуй, в этом процессе это был единственный момент, когда обе стороны были солидарны.

Решать вопрос о своем отводе судья отправился в совещательную комнату. Через 20 минут он зачитал ответ — «в заявлении отказать».

8 ноября стороны должны приступить к прениям.

Источник

Add a Comment