Home » Общество » «Не смогла вспомнить его рубашку»: началось опознание жертв катастрофы Ан-148

«Не смогла вспомнить его рубашку»: началось опознание жертв катастрофы Ан-148

Опознание жертв крушения самолета АН-148 началось 12 февраля в московском Царицынском морге в Тарном проезде. В первый день сюда приехали не больше 15 семей. Большинство родных прилетели в Москву из регионов вечерними рейсами, а значит, в морг прибудут во вторник. Но уже сейчас здесь постепенно сгущается тяжелая атмосфера всеобщей скорби, которая в скором времени достигнет своего пика.

941a1afd3619f9cd64540cd73d2e851e «Не смогла вспомнить его рубашку»: началось опознание жертв катастрофы Ан 148

На проходной охранник вкрадчивым голосом спрашивает, кто приехал на опознание по авиакатастрофе. Родных погибших у входа в зал встречают сотрудники МЧС. «Имя? Фамилия? Город?» — психологи задают всего три вопроса. После чего родственников отводят в отдельные комнаты. Здесь они должны сдать кровь и ответить на вопросы следователей. Потом родным выдается документ о признании потерпевшими. Вся процедура занимает не более 20 минут. Но выходят после нее люди совсем другими. Будто только сейчас они поняли: их матерей и отцов, сыновей и дочерей, братьев и сестер больше нет.

— Я очень боялась, что мне покажут тело мужа. Знаю: я бы этого не выдержала. Но меня просто попросили рассказать, во что он был одет. И знаете: я ведь не смогла вспомнить, в какой рубашке он улетел в командировку. А ведь сама накануне вечером ее гладила… А еще у меня спрашивали, было ли с собой у мужа водительское удостоверение, какой телефон у него был. Я помню, что «Айфон», а какой серии — не знаю, — вышедшая покурить на крыльцо морга женщина говорит спокойно. Невозможно поверить, что сутки назад она потеряла мужа. Но на одной из фраз она начинает заикаться. А потом заливается слезами.

— Извините, ей сейчас не до вас, — молодой человек, по виду, сын, обнимает женщину и уводит в машину.

На допрос забирают только близких родственников. Остальные ждут в зале. Пока сидят, делятся с друг с другом наболевшим, тем, о чем сложно сказать родным.

Оле все говорят, что нужно терпеть, что плакать не надо, — говорит молодому человеку девушка, приехавшая поддержать сестру. — А мне кажется, лучше бы она ревела навзрыд. Ей нужно выплеснуть горе. Но она почему-то спокойна. Говорит, что даже слез нет. Я за нее боюсь…

Спустя полчаса сотрудники МЧС выводят после допроса девушку в красной куртке. Она кивает, смотрит на психолога. Но взгляд стеклянный. Садится на стул, обнимает сестру.

— Что было?

— Кровь попросили сдать. Обычно я эту процедуру хорошо переношу. А здесь никак не могли у меня анализ взять. Будто вся кровь прилила к сердцу, ничего не осталось…

Никто из родных не знает, когда они смогут похоронить своих близких. Следователи говорят, что результаты генетической экспертизы будут готовы через две недели.

— Здесь все очень хорошо организовано. Я думала, мне нужно будет ходит по разным кабинетам, разговаривать с сотрудниками. Но за один раз со мной переговорили и следователи, и сотрудники собеса, и ребята из ритуальной службы, — рассказывает женщина.

— Вам сказали, когда вы сможете похоронить мужа?

— Нет. Сказали, что нужно ждать звонка. Будем ждать. А что нам еще остается делать?

Источник

Add a Comment