Home » Общество » Отец «пьяного» мальчика требует 10 миллионов рублей моральной компенсации

Отец «пьяного» мальчика требует 10 миллионов рублей моральной компенсации

В Железнодорожном городском суде приступили к допросу главных свидетелей по делу о резонансном ДТП, в результате которого погиб 6-летний Алеша. Во вторник, 10 октября, показания давали дедушка и отец Алеши Шимко. В тот же день отец ребенка озвучил сумму гражданского иска к Ольге Алисовой. С подсудимой он требует взыскать 10 миллионов рублей в качестве компенсации морального вреда и еще 60 тысяч рублей в счет отплаты похорон.

c21f3e85bd8a7457c8cd93d05219503a Отец пьяного мальчика требует 10 миллионов рублей моральной компенсации

«Эти деньги в руки я не возьму. Все до копейки пойдет на оплату лечения больных детей», — отметил Роман.

Очередное судебное заседание началось с ходатайства Ольги Алисовой. Подсудимая попросила заканчивать допрос свидетелей не позднее шести вечера. Дело в том, что предыдущие заседания завершались после 22.00, соответственно, в следственном изоляторе Ольга оказывалась глубоко за полночь и не высыпалась.

Одним из первых давать показания к трибуне вышел дедушка Алеши Николай Шимко. Именно с ним мальчик возвращался домой с детской площадки в день аварии. Мужчина рассказал, что за секунды до ДТП внук шел метрах в семи-десяти впереди него. Но, подойдя к дому, мальчик увидел свой подъезд и ускорил шаг. Николай Шимко утверждает: в тот момент машин на дороге не было.

— А потом внезапно откуда-то выскочил автомобиль подсудимой, — поведал суду мужчина. — Скорость у машины была километров 50-60. Она сбила внука, подцепила его бампером, протащила по асфальту. Когда я подбежал к машине, Алеша уже не подавал признаков жизни. Я сидел перед ним на коленях. Разговоры людей вокруг я мало помню. Лишь один диалог врезался мне в память. Какая-то женщина говорила подсудимой: «ну что ты стоишь?» «А что я должна делать?» «Вызови «скорую». «А как?»

— Можно уточнить: ваш внук все же шел или бежал от детской площадки к дому? — спросила прокурор.

Мужчина ответил, что мальчик бежал, но не быстро. «Три его шажка — это один взрослого человека. То есть он передвигался с такой же скоростью, с какой взрослый мужчина идет…»

Дедушка Алеши также рассказал суду, при каких обстоятельствах тело его внука оказалось на заднем сиденье автомобиля Алисовой. Туда с асфальта ребенка перенесли уже после констатации факта смерти.

— Уже после того, как врач сказал, что Алеши больше нет, к телу подбежала моя невестка. Она кинулась на колени, шептала что-то мальчику. Так она провела наверное с полчаса. Тогда кто-то из толпы сказал, что она может замерзнуть, сидя на земле. Было предложено перенести тело внука в машину, чтобы Лена могла там с мальчиком попрощаться. Так и сделали.

Прокурор:

— Не помните, кто переносил ребенка?

— ‎Нет, я как раз в этот момент отходил.

— Вы общались с подсудимой на месте ДТП?

— Почти нет. Я только крикнул ей: «что же ты натворила». Она не ответила.

Адвокат Алисовой Наталья Куракина поинтересовалась у дедушки мальчика, учил ли кто-то его внука, как нужно переходить дорогу?

— Конечно, — ответил Николай Шимко. — И он знал, что во дворе преимущество у пешехода, а не у водителя.

После перерыва перешли к допросу отца Алеши. Мужчина рассказала, что в тот день остался дома со вторым сыном, который приболел и не мой пойти гулять со всеми. В районе семи вечера в дверь позвонила бабушка Алеши, которая живет по соседству. Она-то и сообщила Роману, что мальчик попал под машину.

«Я спросил ее, как Алеша себя чувствует? В ответ услышал: «Его больше нет». После этого я сбежал вниз и направился к машине ГИБДД, где сидела Алисова». Тот факт, что подсудимая спустя некоторое время после трагедии направила ему чек на 50 тысяч в качестве извинения, Роман назвал «циничным плевком».

— Почему вы не допускаете мысль, что моя подзащитная и правда хотела хоть как-то загладить свою вину? — поинтересовалась адвокат Алисовой.

— Потому что я видел ее поведение после ДТП, оно было неадекватным. Так люди, которые чувствуют себя виноватыми, себя не ведут.

— А что вас настроило против моей подзащитной? Почему вы увидели связь между ней, экспертом Клейменовым и следователем Аринушкиным?

И Роман уже в который раз огласил свои предположения. Например, что эксперт, чтобы уменьшить вред, намеренно указал в заключении не те повреждения на теле мальчика. Или о том, что на одежде ребенка якобы зачем-то застирали пятна крови.

— Но почему тогда вы не написали заявление о привлечении к ответственности группы лиц?

— Такое заявление от моего имени уже лежит в Следственном комитете.

Сама подсудимая задавала Роману вопросы из другой плоскости. Ее интересовало, согласен ли мужчина с результатами проведенного ей сразу после ДТП медосвидетельствования. Услышав отрицательный ответ, попросила уточнить, почему.

— Вас проверяли на 5 наркотических веществ. А в приказе Минздрава сказано, что проверять нужно как минимум на 10-12, — объяснил Роман.

— Вы думаете, что я была под действием наркотиков?

— Да, запрещенных веществ. После ДТП люди так себя не ведут. Вы были слишком отстраненной, будто у вас были отключены все рецепторы.

— А почему тогда вы не оспаривали результаты медосвидетельствования моей подзащитной, когда это было возможно? — спросила Куракина.

— Месяц назад мы узнали о результатах, написали ходатайство. Но, видимо, время уже было упущено.

Самое интересное за день в «МК» — в одной вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram

Источник

Add a Comment